Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
О СТИРКАХ И ПРИМЕТАХ
 
- Иркааааааа! Прекрати стирать, слышишь?! Совесть есть у тебя?! Да ты ж достала совсем! - разнёсся по двору срывающийся голос Ангелины, пышной соседки, которая чуть не по пояс высунулась из окна своей кухни, чтобы эта самая 'Ирка' не только хорошо услышала, но плюс увидела и оценила всю серьёзность протеста.
Дом был старый, 'сталинка', кирпичный, с высокими потолками, построенный колодцем. Балконы жильцов разных подъездов поэтому находились под углом друг к другу, с видом не только во двор, но и на соседей, которые жили в этом доме и знали друг друга сто лет, ведь так редко кто-нибудь съезжал, и появлялись новые лица.
- Стирай, стирай, Ируся! Это природе на пользу, - прогудел сочным басом с другого балкона напротив совсем не старый ещё пенсионер городской оперы Казимиров.
Ирина сдержанно пожала плечами в сторону Ангелины и, благодарно улыбнувшись соседу, продолжала вешать и прищепывать к верёвкам бельё.
Сушить стирку во дворе она не любила, хозяйки старой закалки и то всё реже это делали. Балкон её был застеклён давно и на скорую руку, чтоб не затекало, стёкол в двух передних рамах уже не было. По размеру он был - стандартней некуда. Три веревки по два метра - много ли уместишь, когда в семье два пацанёнка и она? Плюс - весна. Пора перестирать тёплое, зимнее да спрятать подальше, снабдив каждый свёрток кусочком душистого мыла - от моли. Вот и стирала часто, а что делать?
- Ирка! Я тебе серьёзно говорю! Ладно бы выбрала один день в неделю, желательно не выходной, и стирала бы! Так ты же, как диверсант! Ты же назло делаешь! Весь город изморила уже! - продолжала театрально орать Ангелина.
Сгущались тучи: Ирина посмотрела на соседку, на небо, вздохнула, прищепнула Юркину куртку рукавами вниз, забрала опустевший пластмассовый тазик и молча вернулась в квартиру.
- Ангелинушка, а ты не кипятись, другие бы радовались, гордились бы соседством: Ну что у тебя за чёрный взгляд на мир?! - попытался сгладить момент Казимиров.
- А Вы не лезьте со своим сопрано! Вам всё равно, а мне обидно!
- Тёмная ты женщина, Геля: Какое сопрано?!
- Ну ведь нет спасения от неё! Уже два года почти наблюдаю: Вот зараза! Я только решила сегодня обновить на свидание костюмчик и туфли, что ещё зимой купила, светлые такие: Глядь из кухни - уже вывешивает!
- Ну, Геля, ну подумай - ей-то как быть? Ты же её с пацанами обстирывать не будешь? И двор на прачечную не станет ей скидываться, это тоже факт:

Деревья закачали ветками. Во дворе ветер закрутил обрывки газет, фантики от конфет, пыль, песок: Его порывы и надвигающиеся тучи предвещали скорый дождь.
- Как же! - не унималась Ангелина, - она тут из всех кровь пьёт, а я ещё её выводок обстирывай!
- Ну, Геля, ведь не все жалуются. Вон дачники даже довольны, подшучивают, чтобы постирала, тогда наверняка дождь пойдёт, и поливать не придётся вручную. Весной особенно земле вода нужна. Ведь всё растёт! 'Ах эти майские дождиииииииии!' - мечтательно пропел Казимиров зычным голосом.
- Мне плевать на ваших новоявленных колхозников кандидатов разных наук! Пусть, как хотят, так и справляются, а мне личную жизнь надо налаживать! А какая тут личная жизнь, когда то дождь, то грязь?! Не выйти, не прогуляться: А эти грязные мужские ботинки в прихожей?!
- Гелюша, а ты намекни своему, пусть скорей автО покупает, будет подбирать тебя сухонькую у подъезда и у ресторана такую же высаживать, - посоветовал Казимиров, но тут же спохватился, что забыл на плите кофе и исчез в квартире.
- 'АвтО!' - пробурчала ему вслед Ангелина, - 'Ресторааааны!': Удавится он потратиться: Ну, ничего-ничего: Поприкармливаю ещё малость, как привыкнет, так и прихлопну крышкой. Уж этот не выскользнет! А дальше разберёмся, чья возьмёт: А Ирка всё равно зараза ведьмоватая, хоть и жалко её. Одна с детьми: Да потому что дура! - подытожила Ангелина, ещё раз взглянула на соседкин балкон, на совсем потемневшее небо, убрала пышную грудь с подоконника и закрыла поплотнее раму. А за ней и форточку, чтобы не хлопала в грозу.

Ирина сидела в полутёмной комнате на стуле, устало опустив руки на колени. Верёвка с оставшимися прищепками висела у неё на шее, синий пустой тазик стоял у ног. Глаза были сухие, как обычно. Не плакалось.
'Доброе утро, страна!' - грустно подумала она.

Ещё бабушка в шутку когда-то говорила, что если постираешь, а тут вдруг дождь, то значит, парни тебя не любят. Шутка - она шутка и есть. Но народ зря шутить не станет! Примета - это вековые наблюдения:
Совпадения бывали и раньше. Но с тех пор, как муж ушёл от неё к другой, количество этих странных фактов перевалило за черту случайностей, и совпадения превратились в закономерность. Ирина долго не хотела этого видеть, впрочем, как и многого другого, что изменилось с его уходом. Играла сама с собой в игру 'Муж в командировке', потому что так и не поверила до конца в случившееся. Но не заметить дожди было нельзя, хотя бы из неудобства - стирки сохли долго и нудно, особенно, когда батареи уже отключили и досушивать было негде.
Соседи то удивлялись, то пошучивали, что она выбирает время для стирки после прогноза по радио о дожде. А потом пригляделись: И не всем это понравилось. Но война завязалась лишь с Ангелиной, у которой один за одним срывались с крючка и уплывали в неизвестность претенденты на руку и сердце. Так уж получалось. Странно, что несмотря на это, её стирки, сохли под солнышком и полоскались сухим ветерком.
'Любили, значит, - подумала Ирина, - но, наверное, боялись напористой Гельки - у неё на лбу написано: ХОЧУ ЗАМУЖ СРОЧНО!'

Сыновья на выходные были у бабушки, а Ирина планировала генеральную уборку. Надо, хоть изредка. Для того и детей отправила, чтобы не путались под ногами. Ещё хотелось немного побыть в тишине.
На улице потемнело от туч: Встала, включила свет.
'Надо было к вечеру стирать, хоть бы день, как день был: Как теперь окна мыть?' - подумала Ирина и принялась собирать по квартире игрушки, разгребать завалы на письменном столе, потом перебралась к шкафам - одёжному, книжному: Тихонько напевала что-то себе под нос. За работой шло время. Крик Ангелины уже почти забылся, она старалась об этом не думать, как и о многом прочем неприятном, чего, увы, не в силах была изменить.
Неожиданно заметила, что гроза уже закончилась.
'Как быстро!' - обрадовалась Ирина и распахнула балкон.

Запах мокрых тополиных почек, вымытых листьев, щебет птиц наполнили комнату. Вода ручьями стекала по двору в водосточные решётки. Солнце светило ярче прежнего. Вот только бельё закрутило ветром вокруг верёвок. Ирина вышла на балкон и стала разматывать штанины брючек, рукава рубашек, особенно завертело зимний шарф. Пока занималась им, услышала из открытого кухонного окна напротив срывающийся на крик голос Ангелины:
- Ну и катись! И к чёртовой бабушке! Тоже мне - герой! Да ты уже замариновал, гад! Пришёл-ушёл, ко мне - к жене, разведусь - нет, боюсь: Да ты мужик или не мужик, твою мать?! Я - тише?! Я - не матерись?! Да я на тебя полгода своей небезразмерной жизни угробила, сокровище моё! Тьфу! Не моё! К чёрту! Я в люди хочу! Надоело мне тут с тобой в прятки играть!!!
Ирина удивилась. Раньше Гелька орала только на неё, мужиков своих баловала и лелеяла. Хотя это не очень помогало её продвижению к цели.
Вернулась в комнату, сняла с подоконника все вазоны и собралась мыть окно. Только взобралась на табуретку - звонок в дверь.
'Неужели Гелька не наругалась?' - почему-то подумала Ирина - ведь никого не ждала.
Спустилась на пол, заправила в брюки вылезшую рубашку и безо всякого энтузиазма пошла открывать дверь.
На пороге стоял муж с грязной Юркиной курткой в руках.
- Ветром, наверное, сорвало, - сказал он, - Надо перестирать, - и сделал шаг вперёд.
Ирина молча посторонилась и закрыла за ним дверь.
А что тут говорить? Спросить, вернулся ли? Спросить, зачем? И так ясно. Спросить, надолго ли? А куда спешить? Жизнь покажет:

Когда они всё же поговорили, он вышел на балкон покурить.
Ирина на кухне на скорую руку готовила экспромт-обед - яичницу с колбасой. Открыла форточку. И тут до неё опять донёсся Ангелинин голос:
- Ну, ни фига себе! Мне с утра настроение испортила, я из-за неё сгоряча мужика взашей выперла, а к самой муж вернулся! Здрааасте, Серёга! Надолго к нам?
Ангелина стояла на балконе в эффектном светлом костюме, тесно сжимавшем её богатое тело, держала в одной руке бокал красного вина, в другой длинную сигарету и нетрезво строила глазки.
- Уймись, Ангелина! - сказал Сергей, - не идёт тебе бравада. И пить не идёт. Глянь - вон костюм вином заляпала!
- Во блин! Уж непруха, так непруха кругом! - ужаснулась соседка, увидев бордовые пятна, и шарахнула с досады недопитый бокал вниз с балкона. Глянула на тротуар - никого, - Эх, пойду бегом застираю!
Ирина позвала мужа обедать. Пить не стали. Толку в тостах?! Все бы свадебные тосты, да Богу в уши:

- Иркааааааа!!!!!!!!! Иркааааааааааа!!!!
Раздался через полчаса снова Гелькин крик, но чувствовался в нем душераздирающий минор, а не прежняя мажорная ярость.
Ирина нехотя вышла взглянуть.
Ангелина в халате стояла на табуретке на своём балконе и, качаясь, пыталась прищепнуть юбку от костюма к верёвке. Удалось.
- Чего тебе? - спросила устало Ирина.
Ангелина с трудом опустилась коленями на табуретку лицом к соседке и молитвенно сложила руки перед грудью:
- Ирка! Прости меня! Я - дура. И Бог меня наказал!
- Что ты мелешь? Слезай, вывалишься ещё, будет тогда 'наказал'!
Ангелина показала рукой сначала на висящий на верёвке мокрый костюм, потом на огромную чёрную тучу, что надвигалась на их дом, закрыв уже полнеба. В глазах её был ужас. Она опять взвыла нетрезво:
- Иркааааааааа! Ты не ведьма! Ты - фея!!! Расколдуй меня, а? Гляди - ко мне дождь идёт!!! Всё, хана! Мужики меня разлюбили: Ну, не будь заразой, расколдуй! Я же извинилась!

Деревья закачали ветками. Во дворе ветер опять завертел едва просохшие обрывки газет, фантики от конфет, протарахтела пластиковая бутылка, откатившись от мусорного бака. Дождя не миновать:
Выглянул на свой балкон Казимиров, наблюдавший за всем из квартиры.
- Гелечка! Не кипятись! Кто-то же должен и дачникам помогать! - ласково-ехидно пропел он.
- Молчи, сопрано! - всхлипнула Ангелина, - а то решу, что ты мой последний шанс, - тогда узнаешь!
- Геля, иди к нам, мы как раз кофе пить собирались, - сказала Ирина, а там, глядишь, и дождь пройдёт.
- А ты поколдуешь? - по-детски жалобно и недоверчиво спросила Ангелина, схватившись за перила балкона и наклонив голову набок.
- Поколдую-поколдую!
- Ну, тогда ладно, ждите. А можно и Сопрано пригласить? - оживилась она, слезая с табуретки и кокетливо затягивая потуже поясок халата.
- Конечно, и Вы заходите, - улыбнулась Ирина Казимирову.
- Да, заходите! Может, и споём вместе, - сказал Сергей, обняв Ирину за плечи.

Черную тучу разорвало молнией, все поспешно вернулись в дом, закрыли окна, форточки. Загремел гром. Ветер опять яростно закручивал стирку вокруг веревок:
Что вы хотите? Май. Грозы:

.
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи