Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
'День рождения'
или
'Happy birthday vam!'
 
Темнота постепенно рассеивалась, открывались сомкнутые цветки одуванчиков, появились пчёлы, шмели, то там, то здесь запорхали птицы. Дачные участки оживали.
Усталые люди доставали из сарайчиков свои инструменты и начинали работу. При этом чувствовали себя всё бодрее.
Солнце поднималось, двигаясь по небу несколько непривычно. Яблоки на деревьях почему-то быстро бледнели - их красные бока становились зелеными. Более того - плоды уменьшались в размерах.
Некоторые люди заметили эти странности, но им не хотелось над этим задумываться. Они как-то всё лучше и легче себя чувствовали, и им было всё равно, что там вокруг, они молодели душой и телом.
Старый ленивый кот Бакс, давно уже не ловивший мышей, весьма бодро гонялся за воробьями. К концу дня на яблонях вместо плодов уже белели цветы:
К одинокому старику Евсеичу зашла поболтать по-соседски Анна Семёновна, которая приехала на выходные на дачу с беременной дочкой продышаться свежим воздухом. Они вопросительно взглянули друг другу в глаза - 'Заметил ли?' и поняли, что не ошиблись.
Время шло вспять. Даже не шло, а просто неслось. Видано ли - яблоки за день стали цветами! Морковка словно рассасывалась в земле, ягоды на кустах смородины свернулись в гроздья бутончиков: Кот Бакс резвится, как молодой, носится за мышами и помалу начинает подвывать мартовские песни. И это в конце лета!
Дачники шуметь и возмущаться не торопились. Им-то во благо. Вон у Семеновны поясницу отпустило за день, волосы потемнели, а у Евсеича бодрость такая в теле, какой давно не бывало: Но всё же какая-то тревожность их тяготила: Дочка Семёновны, та, что на сносях, вертится то на кухне, то по огороду, ни тебе отдышки, ни отёков, ни жалоб: Но живот-то всё меньше!:

Назавтра общее собрание дачного кооператива всё же решило обсудить этот вопрос. Хотя при любом решении этого собрания вряд ли хоть что-то могло измениться в странном течении времени. Пока дачники (в основном пожилые люди) обсуждали происходящее, подкрепляя примерами за последние двое суток, каждый про себя отмечал, что назад отмеряно не два дня, а куда больше: Одни пенсионеры (бывшие научные работники, нынче садоводы) пытались подвести научно-астрономическую базу под происходящее, другие (недавно, но искренне уверовавшие) утверждали, что это либо милость Божья, либо наоборот - наказание за грехи великие: Но как нужно себя вести в данной ситуации, не знал никто.
Дискуссию прервал жутким рёвом семилетний смышлёный мальчишка Юрка, который взвыл: 'Так что ж мне теперь - первого класса не видать?! И опять в детсад?!!! А портфель зачем купили?!!!!!! Не хочу в сааааадииииииииииииик!!!!!'
Одни на него цыкнули, другие стали утешать, мол, как-то уладится, но он выл, как несмышлёныш, и казался при этом уже куда младше своих семи лет:
Тут народ призадумался: Но - делать нечего, разошлись по привычке стряпать, обедать, возиться в огороде:

На следующий день помолодевший Евсеич заглянул в гости к Анне Семёновне. Просто так. На чаёк. Дочка Семеновны чувствовала себя хорошо, лучше прежнего, порхала по кухне, жарила оладки и напевала:
'Знаете, Евсеич, - вдруг сказала она, - жаль, конечно, если ребеночек того, то есть, как бы это сказать: Ну, рассосется: Уж восемь месяцев, я с ним свыклась, но, может, оно и к лучшему. Зато не придётся академотпуск брать в институте, закончу спокойно, потом ещё рожу. Дело молодое: Да и муж как раз сможет денег подзаработать на отдельную квартиру, как мы мечтали.'
Евсеич как-то невнятно угукнул, не вдаваясь в размышления. Впрочем, его совета или размышлений никто и не ждал. Он больше думал о том, чего раньше как-то и не замечал вовсе - Анна-то Семеновна - видная женщина. Аккуратная, ладная такая, и хозяйка хорошая, и не вредная. А глаза какие: И даже, вроде, смотрит на него неравнодушно: Или уж совсем он сдурел на старости лет?
Семёновна, угощая соседа, тоже смекала своё - и как это она раньше не додумалась - мужик-то рядом хозяйственный, нравом весёлый, руки золотые, домишко его небольшой, но ладный, на двоих бы хватило, а свой участок дочке бы с зятем отдала - пусть тут хозяйничают, внуков привозят: И глядит-то сосед непросто, словно чё сказать хочет:

Вернулся Евсеич домой, поработал по привычке на огороде. Хотя, чёрт его знает, как теперь с огородом-то?! Вся агротехника кувырком: Потом починил колонку во дворе, пошёл в сарай поставить инструменты. Там в корзине с опилками лежал новорожденный котёнок.
'Этого мне ещё не хватало!- подумал старик, - кто ж это привёл-то? Да и когда? Вчера ещё не было!' Он вынес корзину на свет и обомлел:
Котёнок был мёртвый. Рядом с ним на опилках лежал антиблошиный ошейник, который он купил весной Баксу:
Евсеич присел на колоду рядом с сарайчиком и похолодел.

Вечером, или лучше сказать, в конце дня он, додумав думу, пошёл к Анне Семёновне. Та лепила вареники с картошкой и пригласила его на ужин, сказала ещё, что есть повод выпить - за неизвестно откуда свалившуюся на них вторую молодость: Время неслось вспять и чем дальше, тем быстрей.
Евсеич был мужик основательный, и торопиться с оглашением своих выводов не стал.
Поужинали втроём. Дочка хозяйки ушла смотреть телевизор. Там тоже проскакивала информация о странном течении времени, но новость была такой странной, что реакция на неё ещё не была ясна.
Евсеич закурил:
Семёновна почувствовала неловкость паузы:
Каждый думал о своём: Но и об общем тоже:
'Аннушка, выходи за меня, я мужик справный и без вредных привычек. Да и тебе одной, видать, надоело маяться,'- сказал он хрипловато.
То ли рюмка водки, то ли помолодевшая кровь ударила Семёновне в голову, но она зарделась и одним махом выдохнула: 'Да, Миша.' Потом, когда он взял её руку в свои, добавила: 'Думаю, мы поладим с тобой:'
'Когда у тебя, Аннушка, день рождения?' - осторожно спросил Евсеич.
'Первого сентября.'
'А какого года, прости, конечно?'
'Да уж не старше тебя, кота, буду,- хохотнула она, - сорок второго, военного: А сам-то?'
'Я январский, тридцать пятого: Девочка ты ещё:' - вздохнул он, и холодок пробежал по его спине при воспоминании о коте:

В окошко кухни стукнула ветка яблони. Ни листьев, ни цветов на ней уже не было.
В соседней комнате громко работал телевизор, детский ансамбль исполнял что-то беззаботно-задорное...

Погустевшие за последние дни волосы Евсеича зашевелились на голове от страшной мысли:

(2001)
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи