Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ПРО СОБАЧКУ НУСЮ И АИСТОВ
 
 
  
 

Маленькую городскую собачку породы пекинес хозяева взяли с собой на месяц в деревню. Жила она в доме, но разрешалось также выходить с хозяйкой во двор, огороженный плотным забором, за которым было неизвестно что. Но и во дворе было много интересного и незнакомого для городской собаки. Первые дни прошли в изучении нового окружения. Множество дел: обнюхать все предметы, осмотреться, наслушаться новых звуков, разобраться, какие из них могут быть опасными: Обилие информации и свежего воздуха переполняли Нусин организм, и по ночам она спала крепко, но короткими кусочками сна, прислушиваясь и принюхиваясь даже внутри дома.
У Нуси появилась подружка. Кошка Дымка. Она возникла рядом, когда Нуся обнаружила во дворе тарелку с какой-то едой и решила ее понюхать. Кошка подошла и зашипела. Собака помахала хвостом и вытянула свою плоскую мордочку к кошке. Дымка повременила и подошла к тарелке поближе. Нуся понюхала еду, мяса там не оказалось, а творог она не ела принципиально со щенячьих времен. Кошка, оценив безопасность ситуации, съела творог и облизалась.
Кошке разрешалось выходить за забор. Собственно, она никого и не спрашивала, поэтому знала о местной жизни много, если не всё, и на правах старожилки рассказывала Нусе о деревенских событиях и традициях.
Время от времени Нуся слышала звук, совсем ей непонятный - приглушенный частый-частый стук откуда-то сверху. Она задирала вверх свою мордашку, но ничего не видела выше крыши дома. Может, зрение у нее было плоховато, может, не туда смотрела. На ее вопрос Дымка ответила, что в деревне на высоких столбах построили себе домики большие-пребольшие птицы с длинными и твердыми мордочками - аисты. И это они так часто-часто щелкают этими мордочками, издавая очень странный звук. Дымка также рассказала, что домики у них странные, в форме глубокой тарелки или корзинки, сплетенные из веток и укрепленные многими поколениями птиц, но ничем не накрытые сверху. Еще рассказала, что в углу двора хозяйка держит специальную поилку для аистов и даже иногда подкармливает их всякими вкусняшками.
Нуся стала приглядываться и однажды увидела из окна огромную птицу на длинных тонких ногах, которая расхаживала по двору. Познакомиться не получилось - дверь дома была закрыта, да и боязно было первой начинать беседу. Вечером она опять заговорила с Дымкой об аистах. И та открыла ей секрет, что с аистами она не просто дружит, а даже имеет с ними такой договор, что ловит мышей или лягушек и, вскарабкавшись на столб с добычей в зубах, отдает ее аистам. А те в хорошую погоду катают ее на себе над деревней, чтобы Дымка поглядела на сельскую жизнь с высоты птичьего полета.
Нусины, и без того круглые, глаза стали просто круглющими. Однажды в городе хозяйка расчесывала ее на подоконнике балкона, крепко держала за лапки, а Нуся терпела эти мучения и смотрела вниз, где во дворе на детской площадке играли малыши, и где бродил большой ничейный пес. Это были ее единственные 'высотные' впечатления.
После рассказа Дымки Нуся совсем потеряла покой. Мышей она ловить не умела. Лягушек так просто побаивалась. И вообще, даже если бы умела, то уж залезть по столбу наверх было ей никак не под силу. Но мечта сделать круг над селом на спине большой птицы ее уже не покидала. Надо сказать, что весу в ней было даже меньше, чем в кошке Дымке. Можно было бы, конечно, попробовать подружиться с аистом и уговорить его. Но как же - за просто так? Чем же она может быть полезна этим большим и сильным птицам?

К концу недели Нуся уже познакомилась с аистом на его 'водопое', он был совсем не таким высокомерным, как казался. Она рассказывала ему о жизни в городе, он - о своих перелетах в теплые края, о самих теплых краях, о своей семье, где вот-вот должны были вылупиться аистята, о жене, которая как раз высиживала в гнезде яйца.
Через некоторое время Нуся не удержалась и сказала, как бы она мечтала хоть разочек увидеть мир с высоты, и что готова она на всё, что попросит аист, лишь бы мечта ее сбылась. Аист покопался в своих мечтах и грустно сказал: 'Всё у меня есть, чего мне не хватает? Вот разве что - крыши над нашим гнездом. Так бывает мокро и холодно, когда дождь мочит, а жена должна сидеть на яйцах неотрывно, и жаль мне ее очень.'
Нуся задумалась, как бы помочь новым друзьям. На следующий день после обеда пошел дождь. Собачка сидела дома, глядя в окно на серое небо, где всё-таки кое-где попадались просветы. Пришла хозяйка, обстучала сапоги у порога, сняла их на крыльце и там же оставила обтекать большой раскрытый зонт. Нуся видела такие штуки в городе. Их тоже оставляли на время открытыми в коридоре у двери и хозяйка, и дети. И тут ее осенила идея! Она соскочила с подоконника на стул, со стула на пол и помчалась искать Дымку.
'Дымка! Дымка! Быстро, помоги мне, пожалуйста! Срочное дело! В твоих пушистых серых лапках - осуществление моей мечты! Полезай, пожалуйста, на столб к аисту и скажи, пусть немедленно спустится во двор, а если сможет - то и не один.'
Дымка была не слишком довольна, что ее заставляют гонять туда-сюда по столбу, но вспомнив, как Нуся утром подарила ей свою порцию мясных консервов, таки согласилась, не расспрашивая подробностей, уж слишком у подружки был взволнованный вид.
Собака тем временем схватила малюсенькими зубками петельку на ручке зонта и потащила его вниз по ступенькам крыльца. Зонт упирался, цепляясь кончиками то за лавку, то за сапоги, но Нуся не отступала. Когда она стащила зонт во двор, подлетел аист.
'Вот вам крыша!' - радостно сообщила Нуся, указывая мордочкой на зонт. Аист на минутку замешкался, но потом решил - другого такого случая не будет! Он схватил зонт за петельку и взлетел вверх. Было ему нелегко, хоть дождь уже почти прошел. Зонт оказался нелегким. Аист покружился над гнездом, а потом ловко взмыл вверх и резко опустился в свой дом, воткнув ручку зонта наискосок так, что купол прикрыл жилище с подветренной стороны. Аист трудился, прилаживая 'крышу' так и сяк, устал, но своего добился. Аистиха была довольна.
Нуся плохо видела, что там происходит на высоте. Она знала одно - скоро ее мечта сбудется. К вечеру аист спустился во двор, усталый, но довольный. Поблагодарил Нусю и сказал, что сегодня не лучший день для полета, а вот завтра они обязательно совершат это путешествие.

Ночью Собачка волновалась и даже побаивалась, а не зря ли она задумала такой отчаянный шаг. Но отказаться было выше ее сил. Когда еще?!
Рано утром, как только хозяйка вышла во двор, Нуся тоже прошмыгнула следом и устроилась на солнышке в ожидании. Аист вскоре прилетел исполнить свое обещание. Он присел, Нуся забралась ему на спину, но так как у нее не было привычки цепко хвататься за всё, как у Дымки, она просто обняла птицу передними лапками за шею и так замерла.
Аист пробежал несколько шагов по двору и взлетел. У Нуси от счастья закружилась голова. Сначала она не видела ничего, кроме аистовой шеи и перьев перед ее глазами. Но потом, чуть повернув голову и скосив глаза, заметила, как уменьшаются дома, как сады и огороды превращаются в большие цветные осколки, какими нелепо-маленькими стали люди и даже машины: А сверху грело-припекало солнышко. И казалось, до него совсем близко, ничто уже не может его закрыть, загородить и спрятать. Аист сделал круг над деревней, показал Нусе также часть пляжа у реки, куда ее носила в корзинке хозяйка, пролетел над своим любимым гнездом, которое теперь было под крышей, и медленно спланировал во двор. Восторгу путешественницы не было предела. Она разжала лапки и тихонько сползла по спине аиста. Земля под ней качнулась, голова закружилась, Нуся села на задние лапы, улыбнулась и вежливо сказала: 'Спасибо тебе! Это было так: так: так сказочно!' Аист тоже улыбнулся, элегантно поклонился и полетел к себе в гнездо.
Нуся еле-еле доковыляла до своей постельки в доме, где и пролежала потом полтора дня в полной недееспособности. Пол под ней качался, как будто его шатали вместе с домом, это было даже хуже, чем ехать в корзинке на руке у хозяйки. Есть она не хотела, или не могла, пить стала только на следующий день.
Недоумевающая Дымка расспрашивала Нусю о полете, о ее впечатлениях и не понимала, почему той стало вдруг так плохо, если летать ей понравилось. Нуся и сама этого не понимала. Только вдруг вспомнила, как раз ее укачало в детстве в автобусе, когда пришлось ехать долго, не видя дороги, терпя болтанку и надеясь, что этот ужас когда-нибудь закончится. Дымка облизала подружке мордочку и сказала: 'Поспи. Когда проснешься - будешь здорова.' А сама подумала: 'Рожденный лаять - летать не может!'

Назавтра всё стало на свои места, Нуся восстановилась и уже представляла, как она будет рассказывать о своих впечатлениях в городе. Правда, хозяйка вдруг кинулась искать свой зонт, и только через несколько дней заметила его над гнездом на столбе. Она долго и громко удивлялась, а потом махнула рукой и попросила соседа, чтобы тот полез на столб и закрепил хорошо новую архитектуру, чтобы ветер не сорвал и не повредил гнездо. Что сосед не без удивления, но таки сделал.
И все остались довольны. Кошка продолжала выменивать свежепойманную еду на экскурсии по небу, а когда аист предлагал Нусе прокатить ее просто так, та очень вежливо отказывалась и благодарила за доброту и внимание.

 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи