Предыдущая   На главную   Содержание
 
ЗИМНЕЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
новогодняя сказка
 
 
  
 

Обычно медведи зимой спят. Так было всегда. Летом они гуляют по лесу, охотятся, едят лесные ягоды и вкусные корешки растений, купаются в озерах и речках и даже ловят рыбу. Летом у них рождаются малыши-медвежата, которых они учат медвежьему уму-разуму и разным полезным умениям. Осенью, хорошенько наевшись, мишки прячутся в свои берлоги, укутываются опавшими листьями, травой, и засыпают до весны.
В жизни медвежонка Лучика это была первая зима. Ему совсем не хотелось спать, но мама объяснила, что так делают все медведи, когда заканчиваются теплые дни. Осень была странной, медвежонок удивленно смотрел, как все вокруг начало изменяться. Листья на деревьях стали желтыми и красными. Это было красиво. Потом налетал ветер, и листья отрывались, кружились и падали на землю. Один лист даже приклеился к его мокрому носу, Лучик вдохнул незнакомый запах и чихнул. Он удивленно посмотрел на маму, а та погладила его лапой по голове и сказала:
- Это осень, сынок. Скоро на деревьях совсем не останется листьев, только вот эти деревья с иголками на ветках останутся зелеными. Они называются ёлками. Они никогда не теряют своих иголок. Об этом мне рассказывала белка Скокки, которая не спит зимой, как мы.
Лучик как раз мечтал посмотреть на зиму, когда прилетела его подружка пчела Дзина и сообщила, что ее большая семья, которая называется 'рой', тоже собирается прятаться в своем доме-улье до весны. Лохматый медвежонок казался великаном по сравнению с маленькой быстрокрылой Дзиной, но они дружили, делились новостями, играли и смеялись, хоть и были такими разными. Друзья попрощались до весны и расстались.
Лучику все-таки пришлось забраться в берлогу и заснуть в обнимку с большой и теплой мамой. Он не видел, как в лес пришла зима, засыпала снегом знакомые поляны, заморозила речушку, замела и их берлогу. Только птицы, которые не боялись мороза, да белки, зайцы и лисы в теплых шубках жили в холодном лесу, ожидая весны и тепла.
Птицы все чаще наведывались в город, там они то сами находили себе еду, то люди специально подкармливали их из кормушек. Даже белка Скокки побывала на окраине города - наелась сухарей и зернышек в птичьей кормушке и увидела во дворе большого дома ёлку, украшенную разноцветными игрушками. Когда она вернулась в лес, прыгала по веткам к своему домику, дуплу в старом дереве, то увидела, как внизу зашевелился снежный сугроб, под которым зимовали медведи.
'Что это им не спится?' - удивленно подумала белка Скокки и спустилась ниже. Сугроб опять зашевелился. Это медвежонок Лучик ворочался с боку на бок - ему снилось, как он катился кувырком с горки к речке, а пчелка Дзина летела рядом и звонко хохотала.
- Эй, ты, Лучик! Ты не спишь, что ли? - спросила Скокки, заглянув в щель между ветками, которые укрывали лежбище медведей.
Медвежонок еще поворочался и открыл глаза. Яркий свет, отраженный от чего-то белого, ослепил его.
- Эй, лежебока! - затарахтела белка. - Ты проспишь самое интересное! Если бы ты знал, что я сегодня видела! Если бы ты видел! Вылезай, расскажу!
Лучик осторожно приподнял теплую мамину лапу, которой она во сне придерживала сынишку, и выполз из берлоги на улицу. Зимнее солнце ударило ему в глаза. Что-то белое-белое накрыло весь лес и блестело на солнце. Скокки вертелась на ветках вокруг него и говорила-говорила. Медвежонок переминался с лапы на лапу, чувствуя, как под их теплом тает этот белый ковер.
- Что это? - вдруг остановил он рассказ белки вопросом.
- Ха-ха-ха! Так это же снег! Снег! Я и забыла, что ты ни разу его еще не видел!
Лучик наклонил мордочку и понюхал это белое. Потом лизнул.
- На вкус похоже на воду, - сказал он.
- Так это и есть вода, только замерзшая! - объяснила белка. - Так ты хочешь со мной в город, посмотреть украшенную елку? Я завтра еще пойду туда, там такие вкусняшки на птичьей кормушке попадаются!
- А сегодня нельзя? - спросил Лучик. - Я ведь уже все равно проснулся.
Скокки на минутку задумалась, и ответила:
- Можно и сегодня. Но я только оттуда, и очень устала. Если ты возьмешь меня на спину, я буду показывать тебе дорогу, и мы скорее доберемся.
- Хорошо, - согласился медвежонок, - только: Только давай мы еще зайдем по дороге на пасеку, где живут пчелы, заберем и мою подружку Дзину?
- Ну вот! Еще пчел нам не хватало! Да они и не летают зимой, холодно им, это у нас с тобой шубы:
- Без Дзины не пойду, она потом обидится, что ее не пригласили, - сказал Лучик. - А можем сделать так - я везу тебя, а ты сидишь на спине и следишь за Дзинной, мы ей устроим теплое местечко где-нибудь у меня на шее или на спине, разгребешь шерсть и посадим ее туда, а?
Белка еще раз вспомнила о вкусных сухариках на кормушке и согласилась.
.
Лесные птицы удивлялись, видя, как по снегу неуклюже бежит медвежонок Лучик с белкой Скокки на спине. Мишутка и сам удивлялся - как-то неудобно бегать по этой пушистой холодной белой подстилке, лапы иногда проваливаются до самого живота. Да еще белка на спине сидит, вцепилась лапками в шерсть, ойкает, подпрыгивает, как всадник.
Так они добрались до пасеки возле дома лесничего. На пасеке стояло три улья - это такие небольшие деревянные домики без окошек, но с узкой щелью-входом. В них живут пчелы. Летом Лучик приходил в гости к своей подружке Дзине и видел, как вокруг ульев постоянно летало много пчел. Обычно они подлетают к щелочке-входу, вытирают лапки о специальную решеточку, сбрасывая с них цветочную пыльцу в специальный ящичек, а потом заходят в дом-улей, чтобы оставить там цветочный нектар - потом он превратится в сладкий мед. Но зимой на пасеке было бело и тихо. Никто не летал и не жужжал - пчёлы уснули на всю долгую зиму, собравшись большой семьей внутри ульев.
Лучик знал, в каком из домиков живет его подружка. Это был крайний от дома улей. Медвежонок тихонько подкрался к нему и поскреб когтями по стенке.
- Дзина! Это я! Выходи, побежим в город смотреть на нарядную елку! Белка ее уже сегодня видела.
В ответ - тишина. Медвежонок прислушался, прислонил ухо к стенке улья и услышал тихое дружное еле слышное жужжание там внутри.
- Да ну ее! - сказала Скокки. - Побежали сами, только время теряем. Кто ее выпустит?
Мишка вздохнул и уж было повернулся уходить, как из щели-входа раздалось тихое жужжание:
- Лучик, что случилось? Ты что не знаешь, что все пчелы зимой спят? Да и медведи тоже! - сонная пчела Дзина протирала лапками глаза, не привычные к яркому зимнему свету.
- Ой, Дзиночка моя проснулась! - обрадовался Лучик. - Побежали в город! С нами! Там люди нарядили елку! Белка тебя устроит у меня на шее, там тепло!
- Брррззз! - прожужжала Дзина и задрожала.
Но любопытство взяло верх, и она быстро взлетела и так же быстро приземлилась на мягкой шерсти Лучика. Белка раздвинула лапками шерсть и умостила Дзину поглубже, ближе к теплой коже медвежонка.
- Поехали! - махнула лапкой Скокки. - А то и день скоро закончится, видишь, солнце уже опускается. Зимой дни короче, чем летом, темнеет рано.
Медвежонок Лучик неуклюже прыгал по снежному лесу, а белка указывала ему дорогу. Через некоторое время деревья закончились, и Лучик увидел перед собой поле, а за ним много домов. Он остановился и принюхался. Ветер, долетавший оттуда, приносил непривычные запахи. Медвежонок заволновался, растерялся и уселся на краю леса передохнуть.
- Ну что? Что там видно? Мы уже доехали? - спросила из своего теплого укрытия пчелка Дзина.
- Нет, но уже близко, - ответила ей белка, - Лучик, видишь тот большой дом? Это школа. Возле нее много кормушек для птиц, и там же во дворе эта большая и нарядная елка. Я там была сегодня утром. Надо идти, а то уже темнеет.
Медвежонок подумал, что белка-то намного меньше него, и ее могли не заметить, а как могут люди не заметить гуляющего по городу медвежонка? А мама говорила, что с людьми лучше не встречаться, они ходят в лес с ружьями, охотятся на лесных жителей, хотя, конечно, медведи сильнее людей, если бы не оружие.
Лучик решил идти не по дороге, которая превращалась в улицу и терялась между домами, а вдоль дороги, там были кусты и сухие растения, среди которых можно было хоть как-то спрятаться.
Солнце действительно стало быстро опускаться, и снег уже не так блестел. Медвежонок то быстро бежал, то подкрадывался медленно. Когда по дороге проезжала машина, он падал в снег возле кустов носом вниз и прикрывал лапами голову.
Когда компания добралась до крайних домов, уже почти стемнело.
'Мама будет волноваться', - подумал Лучик, но потом вспомнил, что мама-то спит.
Белка прошептала ему на ухо:
- Вот этот дом называется 'школа', туда приходят дети, сидят в нем полдня, а потом с криком выбегают, веселятся, играют, почти как мы в лесу, бросаются снегом, а потом расходятся по домам.
- Так что, сейчас там никого нет? - недоверчиво спросил Лучик.
- Наверное, нет. Они по вечерам дома сидят. Там, где живут и ночуют.
- Аааа: - задумчиво произнес Лучик и направился во двор школы.
Обойдя здание, он замер. Во дворе стояла большущая елка. Конечно, Лучик видел елки в родном лесу, но они были просто деревьями. А эта была украшена разноцветными блестящими шарами, сосульками, большими снежинками и звездочками, а еще по ней светящейся ниткой бежали один за другим огоньки. Лучик замер.
- Видишь? Видишь?! - белка спрыгнула со спины медвежонка и принялась скакать вокруг елки, потом оказалась на нижней ветке, выше, выше - и замерла почти на верхушке.
Мишка стоял с открытым ртом и не мог прийти в себя. Такого он не видел никогда.
- Что там? Что, Лучик? А мне как это увидеть?! - обиженно зажужжала в глубоком медвежьем меху пчелка Дзина.
- Эй, Скокки! Иди-ка сюда, спускайся! - крикнул медвежонок и испуганно оглянулся. - Помоги Дзинне выбраться и покажи ей елку!
Белка в три скачка опять оказалась на спине у Лучика, разгребла шерсть на загривке, взяла в лапки пчелку Дзинну и протянула ее к елке:
- Смотри, красота какая! В лесу ты такого не увидишь!
- Дааа, - мечтательно пропела Дзинна, - это просто чудо какое-то! А можно пролететь вокруг нее и посмотреть со всех сторон?
- Здравствуйте! - расхохоталась Скокки. - Это ты у нас летом летаешь, а мы, белки, прыгаем! Садись-ка ко мне на голову да держись крепко всеми шестью лапками! Теперь я тебя покатаю!
Дзина ухватилась лапками за беличью шерсть, и они помчались вприпрыжку сначала по снегу вокруг елки, потом с ветки на ветку - опять почти до самой верхушки - эх, красота! Лучик тоже развеселился и бегал, и кувыркался вокруг елки.
В глазах у Дзины все мелькало и кружилось, особенно ей нравились бегущие по нитке огоньки. Запахи возле елки были совсем незнакомыми, не летними. Но вдруг она почувствовала приятный сладкий аромат.
- Скокки! Что это здесь так пахнет? Ой, аж голова закружилась от желания съесть сладенького!
- Это, наверное, конфеты! Однажды люди, которые приходили в лес за грибами, угощали меня орехами и конфетами, чтобы я подошла к ним поближе. Но я опасалась, тогда они оставили это все под деревом и ушли. А я утащила в дупло. Вкуснотища!
- Ой, как хочется вкуснотищи! - вздохнула Дзина.
- Держись покрепче! Сейчас я сниму несколько конфет с ветки.
.
Через пару минут уставшие друзья уже сидели под деревом и ели сладкие конфеты. Вдруг из школы вышел сторож и направился к елке. Белка испуганно вскочила на шею к Лучику, а Дзина крепко вцепилась лапками в теплую беличью шерсть. Лучик отскочил от елки, и дворник заметил это движение.
- А ну-ка пошел, пошел отсюда! Видишь, как повадились бродячие собаки к елке ходить! Этот хоть не лает, а вчерашние едва не покусали меня! А вот я тебя! - и дворник топнул ногой и хлопнул в ладоши.
Он в темноте не разглядел, что это был не пес, а настоящий медвежонок, да он и подумать не мог, что вокруг праздничной елки резвятся лесные звери!
Мишка с испугу кинулся наутек со двора в сторону леса, только спросил на бегу, на месте ли подружки. Скокки и Дзина крепко вцепились в его шерсть и молча переживали медвежьи скачки.
Лучик уже не прятался в кустах, он несся вдоль пустой дороги по ровной обочине, под фонарями, пока не устал. Но вскоре он перешел с бега на шаг, все медленнее, медленнее, и, наконец, совсем остановился и сел.
- Фух:
- Лучик, что? Ты как? - заволновалась Скокки.
- Устал я. И вообще, я спать хочу, - глубоко вздохнул медвежонок, а потом зевнул.
- Эй! Эй! Какое спать? - заволновалась Дзина. - Мне домой надо! В улей! Меня и так не хотели отпускать, но я пообещала, что скоро вернусь! Лучичек, не спи, пожалуйста!
- Да уж, - расстроилась белка Скокки, - я-то сама домой допрыгаю, хоть и ночь. Да и тебя, Дзина, могу до лесничества довезти, ты легкая, но ведь нельзя его тут оставлять возле дороги, пропадет медвежонок!
- Лучичек! Не спи! Ну, как тебе помочь, чтобы ты не уснул, скажи?
- У меня силы кончаются, - грустно ответил медвежонок и опять зевнул.
- Точно! - хлопнула себя лапкой по лбу Скокки. - Ведь они же всю зиму спят, не едят ничего, но и не тратят сил, спят и все. А тут такая дорога до города, а потом такие скачки: Что же делать-то? Если он уснет, неизвестно, сколько проспит. Может, даже до весны. Конечно, если его люди не заберут и не отвезут в зоопарк или в цирк. А что мы потом маме-медведице скажем?
- Да ужжжж, - грустно прожужжала Дзина и вздохнула. - Ой, Скокки, а что это у тебя за нитка на шее, я и не заметила?
Скокки потрогала лапками свою шею и обнаружила, что на ней, как украшение, висит на нитке большая конфета, которую она вместе с другими сняла с елки, но не успела съесть.
- Ура! Мы спасены! - прокричала белка и принялась прыгать по засыпающему медвежонку. - Эй, соня! Конфету хочешь! Вкууусную!
Лучик тряхнул лохматой головой и оживился:
- Конфету? Когда же это медведи отказывались от сладкого? Эх, я бы и меду сейчас съел:
- А ну-ка, вставай, пойдем домой, ночь уже! Вот тебе еда на дорогу! - Скокки сняла с шеи конфету и ловко развернула ее лапками.
Лучик потянул носом сладкий воздух, но вдруг мотнул головой.
- Нет, я один не буду! Это же наша общая конфета:
- Да кушай! Кушай! - хором закричали Дзина и Скокки. - Главное, чтобы ты не уснул и довез нас домой! Мы тебе ее дарим!
Мишка немного задумался, а потом согласился.
- Ладно, я вас летом накормлю чем-нибудь вкусненьким!
Он съел конфету и повеселел. Откуда и силы взялись!
- А ну-ка, забирайтесь на загривок! - скомандовал Лучик. - Сели?
- Да, устроились, как надо! - прокричали подружки-пассажирки. - Поехали!
.
Через короткое время друзья были уже возле домика лесника.
- До свидания, Дзина! До лета! - махали лапами своей подружке Лучик и Скокки.
Пчелка тоже помахала им, по привычке вытерла лапки о решеточку, хоть на них и не было цветочной пыльцы, и шмыгнула во входную щель улья.
На темном небе ярко светила луна, блестели звезды, белый снег отражал их свет, и в лесу казалось вовсе не темно.
Белка Скокки могла бы уже допрыгать по лесу до своего дупла и сама, да тоже устала за день, а еще она боялась, чтобы Лучик не стал опять засыпать. Поэтому она решила сопровождать своего друга до самой берлоги, а чтобы он не уснул, распевала по дороге веселые песни. Никогда она еще так весело не каталась ночным зимним лесом на теплой медвежьей спине!
- Все, Скокки. Приехали. - сказал Лучик возле своей берлоги. - Спасибо тебе за экскурсию! Будем прощаться до лета?
- Да, наверное, аж до лета. Или до весны. Спокойной ночи тебе! Или - спокойной зимы, - поправила она сама себя и засмеялась. - Только не забудь, ты нам с Дзиной обещал летних угощений!
- Не забуду, наберу вам малины! - улыбнулся Лучик и зевнул.
Он забрался в берлогу, прикрыл вход изнутри ветками и листьями, осторожно прилег возле мамы, приподнял ее теплую тяжелую лапу и положил себе на плечо.
Очень скоро Лучик глубоко и крепко уснул. И снилась ему блестящая, украшенная огоньками, елка, и скачки вдоль дороги, и ночной заснеженный лес, и добрые его подружки, отдавшие Лучику последнюю конфету.
Иногда он ворочался и что-то говорил. Тогда мама-медведица, не просыпаясь, прижимала его покрепче лапой, и они продолжали спать дальше. До весны. И вспомнит ли весной Лучик о своем зимнем приключении, когда проснется, не известно. Разве что подружки расскажут ему эту зимнюю историю еще раз.

 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи