Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ВСТРЕЧА
 
*
Было больно глотать, а лицо болело, будто в него ударили мячом. Евгений кутался в кашне, подняв воротник пальто, прислонившись в полумраке к стенке дилижанса и вздрагивая на ухабах. В своем простуженном полусне он старался вызвать приятные теплые образы, чтобы спрятаться в них от стука колес и сквозняков, назойливо холодящих лицо.
Самым подходящим воспоминанием, пушистым, как беззащитный котенок за пазухой, а порой обжигающим горячей волной с головы до ног и обратно, была она - Светлана. О ней и думалось-грезилось ему в этом тряском сосуде, который, как мог, приближал нашего героя к осуществлению его до мелочей продуманных мечтаний.
Правда, погода подкачала. Двигаясь всё южнее, Евгений ожидал увидеть цветущие сады, ажурно зеленеющие рощицы, пронизанные солнцем, но вместо этого его обескуражила абсурдная смена погоды - резкий северный ветер, мокрый снег, покрывающий зеленые поля, придорожные канавы, не пощадивший и цветущие абрикосовые деревья. И всё это на фоне темно-серого неба с несущимися по нему рваными грязными тучами.
Лошади месили копытами снег с дорожной грязью, недовольно фыркали и тоже, наверное, удивлялись, куда пропала только что убедительно наобещавшая долгожданных радостей весна.

**
Единственные попутчики, поссорившиеся в начале пути и красноречиво промолчавшие всю дорогу немолодые супруги, покинули дилижанс. Евгений переставил свой небольшой саквояж (только необходимое, плюс подарочки) с колен на сидение напротив, вытянул ноги немного вперед, поёрзал, устраиваясь поудобней, если это вообще было возможно. Чаю бы горячего... Или водки. Чтобы совсем не разболеться. Или и того, и другого. И щей горячих тоже. Хорошо бы...
Как плохо получается - наконец к ней, и какой-то простуженный... Так долго не виделись, так мечталось-думалось, и вот на тебе... Но не возвращаться же?! От этой мысли ему стало даже страшно. Большая часть пути позади. Вперед, вперед, лошадки! Доползем, доедем, а там уж...
Она же не просто... Она всё поймет, она своя, "родненькая", как иногда вырывалось у него. Хлопот ей опять с ним... Голова болит... Даже думать не хочется, как оно дальше пойдет. Главное - добраться. Она что-нибудь придумает, сделает, "поколдует", положит прохладную ручку на лоб, поцелует каждый глаз по очереди, потом в губы, обнимет, прижмется вся-вся...
Всё пройдет. Всегда сначала плохо, а потом проходит. Всё проходит...
Всё? А хочет ли он, чтобы всё прошло? Это значит, что и она, Светланочка, пройдет куда-то дальше, сшив их жизни несколькими стежками за краешек и завязав узелок на блестящей нитке общих воспоминаний.
Только не это! Только не сейчас, пусть потом когда-нибудь, когда-нибудь в этом "можетбытьпотом", о котором еще рано думать... А пока всё так хорошо... Правда, редко... Но ведь лучше редко хорошо, чем часто плохо?... Кажется, температура поднимается. Зачем он об этом думает? Обычно эти мысли сидят, как мыши, в своём отдельном ящичке, не смея расползаться, а тут расхрабрились...

***
Остановились под фонарем. Евгений вышел, одной рукой придерживая полы пальто, в другой неся саквояж, неловко захлопнул дверку, махнул рукой - "Трогай!" Дилижанс поехал дальше, на станцию. Он всегда выходил здесь, ее дом близко, за поворотом, уже отсюда видно окно, чуть светится... Что-то метнулось там, или показалось? Как надоела эта снежная каша! Ни зонта, ни плаща... Идти-то минуту, ерунда. Ещё чуточку и... Вместе!
Позвонил в дверь. Консьерж открыл, кивнул, улыбнулся. Не спросил, к кому. Узнал. Это хорошо или плохо? Улыбнулся как-то так... Мало ли, кто тут еще ходит? Да ну его... Скорее! На второй этаж. Начал разматывать с шеи шарф и вдруг увидел на первой ступеньке каштан. Немного сморщенный, но настоящий. В апреле?! Наклонился, поднял. Очки запотели в тепле после холода. Ладно, сами отойдут. Руки заняты.
Но что это?! На каждой ступеньке с краю - по каштану. Вдоль обоих пролетов. Вплоть до ее двери. Последний - на коврике. Он, поднимаясь, собрал их все. Сначала в пригоршню, потом в карман, потом во второй... Зачем? Но ведь это она! Больше некому. Это ИХ каштаны. Хранила всю зиму в плетеной корзинке для конфет на подоконнике. Сумасшедшая, непредсказуемая женщина! В лучшем смысле этого слова. Зачем она их разложила, как нить Ариадны, будто он мог заблудиться?! А он зачем собрал, даже не задумываясь? А зачем вообще всё это, кто знает? А без этого как? Страшно подумать...
Позвонить. Она там, где-то совсем близко, кажется, даже слышно, как дышит. Или это он? Сердце стучит. Его? Её? Их? Ой! Надо достать сюрприз, подарочек, он в саквояже, маленькая коробочка, дамские безделушки, "игрушки для девочек"... Вот. Вот так. В рукав спрятать...

****
В нагрудном кармане раздалось тихое жужжание.
Он поставил саквояж на коврик, положил два последних каштана в карман, достал вибрирующий мобильник.
"Да, да, доехал, наконец. Замерз, кажется даже простыл, устроюсь, перезвоню тебе, напарюсь в душе, поужинаю, я тебя наберу, всё расскажу. Да, пока. Не волнуйся. У вас всё нормально? Ну, пока!"
Господи, забыл! Снять обручальное кольцо! Да-да, пока в карман. Ничего не меняет, но хоть не так душу рвет... Условность. Такая игра. Третий - лишний. C"est la vie. Голова тяжелая... Всё. Позвонить. Поднимает руку... Жужжит мобильник. СМСка. От неё?!
"ДВЕРЬ НЕ ЗАПЕРТА, ЗАХОДИ"
Звонить уже не надо. Поднимает саквояж, локтем нажимает медную ручку вниз, толкает дверь, та тихо отворяется, пропускает гостя и тихо закрывается. В коридоре абсолютно темно. Навстречу выходит кот, заметный только по отблеску глаз, обнюхивает его ногу, трется о штанину, урчит. Евгений ставит саквояж на пол, пальто сваливается с его усталых плеч, соскальзывает с рук само, каштаны в обоих карманах издают приглушенный сухой стук, куда-то в темноту откатывается коробочка с "игрушками для девочек", кот обнюхивает неожиданный беспорядок. Мгновение растерянности.
- Светланочка... Это я. Я приехал. Я так спешил к тебе. Не сердись на меня. Я понимаю, ты слышала, но мы же взрослые люди, ну, так у нас всё по-дурацки... Такая у нас с тобой жизнь. Ты где?
Тишина.
Садится на пол, прямо на пальто, кот забирается к нему на руки...
- ... я, кажется, заболел. Опять на твою голову... Но я быстро-быстро поправлюсь. Ты не думай, случайно так получилось. Я так скучал, ты не представляешь... Я так хотел обнять тебя, а ты прячешься. Я же чувствую запах твоих духов. Ты обиделась или просто дразнишься? ...Я собрал все каштаны. Помнишь, как мы их... Конечно, помнишь. Светланочка, иди ко мне? Иди, я тебя обниму, пожалею, ты мне расскажешь всё-всё, как ты тут... Вот, кот уже со мной. Ну, мы оба тебя просим - прости нас за всё, иди сюда, мы больше не будем... Всё как-то решится. Рано или поздно. Я обещаю. Не молчи, а?

*****
Жужжит мобильный. Евгений нащупывает в темноте в кармане пальто трубку, экран светится, освещая его лицо и немного коридор. Опять СМСка.
"ДОБРАЛСЯ? ГРЕЙСЯ. ВАННА ГОТОВА. Я ОТОГНАЛА МАШИНУ В ГАРАЖ, ДВЕ МИНУТКИ И БУДУ ДОМА"
Евгений поднялся, включил свет, медленно недоверчиво огляделся, облегченно вздохнул. И в квартире, и в голове разом посветлело. Поднял пальто, повесил его на крючок, достал из карманов все каштаны, выложил ими круг на полу, нашел под комодом подарочек, выключил свет, стал в круг лицом к двери, закрыл глаза и замер. Кот присоединился к нему.
Тихо. Только сердце стучит. Его? Кота? Их?

.
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи