Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОФИЙСКИЙ СОБОР
 
 
  
 

Есть в древнем Киеве места давно святые.
И среди них, конечно же, София.
Вы не были? Не видели? Досадно…
Я расскажу вам от себя, как знаю, ладно?
.....
Когда языческих богов в Днепре топили,
Язычников, конечно, не спросили,
Желательна ль была им та замена,
Но князь – «За Византией! Непременно!»
В отчаяньи бежали вдоль реки,
Заламывая руки, земляки…
Пугал их новый лад на старый край,
Кричали: «Боже! Боже, выдыбай!»
А после Выдубичи* люд построить смог
Там, где на берег выплыл символ-бог.
……………
Князь Ярослав, побивши печенегов,
И оградив себя от их набегов,
В одиннадцатом веке первый камень
В честь этого своей рукой в фундамент
Чудесного собора положил.
Константинопольский собор ему служил
Моделью и прообразом во многом.
Ведь с новым нашим христианским богом
Ещё контакты были не крепки.
И посему на хОлмы у реки
Ступали, восхищаясь, мастера
Храмостроительства и кисти, и пера,
Чтоб показать и научить, и чтоб помочь.
Собор не выстроен, конечно, в одну ночь,
Но местные таланты, взяв модель,
Своими душами творили князя цель.
И на желтках замешивали глину,
Добавив вдохновенья половину.
И смальту плавили не хуже цареградской,
Трудились, часто с песней залихватской,
Воды днепровской поутру испив,
Крестом себя широким осенив,
Кирпичик за кирпичиком, без кранов
Слагали храм, вставая утром рано.
А как готовы стали стены – богомазы
Взялись за дело вдохновенно сразу.
 
  
 

……………
Но были люди, всё ж, они живые
И нечто в храме сделали впервые:
Мирские сцены - князь, его семья –
Вот дочери, напротив – сыновья,
И скоморох, что веселит народ,
Во фресках нам видны. И всяк идёт
Перед Орантой** мозаичной постоять,
На камни руку положить и помечтать.
 
  
 

……………
И я люблю - ладошкой к кирпичам,
Закрыв глаза, давая волю снам
Или мечтам своим, читать преданья,
Что камни помнят…
... ... ... ... Предрассветной ранью,
Здесь двое любящих сердец горели пылко.
Она – княжны служанка, он – с сопилкой,
Весёлый юный ярко-рыжий скоморох.
Она – красавица, и он вполне неплох,
Когда бы не копна огня над головой
Да не наряд беспечно-шутовской,
Что ей не очень, скажем, был по нраву…
Капризничать она могла поправу,
Ведь от парней отбою просто нет…
Но только с ним она встречать рассвет
Сбегала часто. И бурлила кровь…
Ужели, думала она, пришла любовь?
И подожгла волос его копна
Девичью душу. Стало не до сна
Обоим им… Да, видно, не судилось…
 
  
 

……………
Известен князь был мудрый Ярослав.
Он со дворами всяческих держав
Имел контакты, письма да визиты.
Хоть многие из них давно забыты,
Но факт известен в мире, что богат
Он был и дочерьми. Политик-сват
Крепил устои, не творя кумира,
Их отдавая замуж за полмира -
Кого куда, но всё за королей…
Оно б и ладно, только дочерей
Никто не спрашивал – так тяжек власти крест.
И отправляли киевских невест,
Евангелие давши на дорогу,
И помолившись всем семейством Богу,
В чужих краях царям сынов рожать,
Крепить их тыл и Киев вспоминать.
……………
Пришёл черед сестрицы Анны
За Генри Первым в дальни страны
Отправиться. Была умна,
Учёна, видом недурна,
Слыла завидною невестой,
А у французов – свято-место
Запустовало. И её,
Пальбой спугнувши вороньё,
В дорогу в вечность проводили.
Ведь поезда-то не ходили
С табличкой «Киев-Брест-Париж».
Чтоб соблюсти страны престиж,
Княжне дана в дорогу свита.
А в ней служанка, как убита,
Бледна, заплакана, грустна…
Судьба её предрешена…
Она руками за оконце
Кареты – «Солнце! Где ты, солнце?!!»
……………
А Солнце – ногти посинели –
Вцепился в горлышко свирели,
Играя песню на поход…
Катились слёзы, но народ
Не видел этого, прощаясь
С княжной, и речи удивляясь
Воркующих чужих людей…
У скомороха из грудей
Вдруг крик, как горькая отрава, –
«Любавушка моя! Любава!!!»
Карета тронулась. Качнулся
За нею мир - и круг замкнулся…
……………
Назавтра, вновь войдя в собор,
Метнулось Солнце с верхних хор
На камень пола…
Закатилось…
И одинокая свирель,
Остыв, не доигравши трель,
Упала тоже и разбилась,
На сотни звуков распылилась,
Те, зазвучав в голосниках,***
Оставили свой след в камнях,
К которым я прижала руку.
……………
Чтоб грусть не превратилась в скуку,
Пора заканчивать рассказ.
Но вам напомню ещё раз –
У нас в Софийском во соборе
Мозаик, фресок – просто море…
Святые, князь, его семья,
На хорах, говорила я, –
Уж десять сотен бурных лет
Простого смертного портрет
С его свирелью…
Дань друзей
Большой любви далёких дней.
 
  
 



Выдубичи* - Выдубецкий монастырь в Киеве
Оранта** - мозаичное изображение в алтарной части собора молящейся Богоматери с поднятыми руками (Мария оранта – Мария молящаяся)
Голосники*** - керамические сосуды, которые вмуровывались в стены соборов таким образом, что на высоте едва видны были лишь отверстия – «горлышки», это улучшало аккустику храма

.
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи