Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОФИЙСКИЙ СОБОР
 
 
  
 

Есть в древнем Киеве места давно святые.
И среди них, конечно же, София.
Вы не были? Не видели? Досадно:
Я расскажу вам от себя, как знаю, ладно?
.....
Когда языческих богов в Днепре топили,
Язычников, конечно, не спросили,
Желательна ль была им та замена,
Но князь - 'За Византией! Непременно!'
В отчаяньи бежали вдоль реки,
Заламывая руки, земляки:
Пугал их новый лад на старый край,
Кричали: 'Боже! Боже, выдыбай!'
А после Выдубичи* люд построить смог
Там, где на берег выплыл символ-бог.
:::::
Князь Ярослав, побивши печенегов,
И оградив себя от их набегов,
В одиннадцатом веке первый камень
В честь этого своей рукой в фундамент
Чудесного собора положил.
Константинопольский собор ему служил
Моделью и прообразом во многом.
Ведь с новым нашим христианским богом
Ещё контакты были не крепки.
И посему на хОлмы у реки
Ступали, восхищаясь, мастера
Храмостроительства и кисти, и пера,
Чтоб показать и научить, и чтоб помочь.
Собор не выстроен, конечно, в одну ночь,
Но местные таланты, взяв модель,
Своими душами творили князя цель.
И на желтках замешивали глину,
Добавив вдохновенья половину.
И смальту плавили не хуже цареградской,
Трудились, часто с песней залихватской,
Воды днепровской поутру испив,
Крестом себя широким осенив,
Кирпичик за кирпичиком, без кранов
Слагали храм, вставая утром рано.
А как готовы стали стены - богомазы
Взялись за дело вдохновенно сразу.
 
  
 

:::::
Но были люди, всё ж, они живые
И нечто в храме сделали впервые:
Мирские сцены - князь, его семья -
Вот дочери, напротив - сыновья,
И скоморох, что веселит народ,
Во фресках нам видны. И всяк идёт
Перед Орантой** мозаичной постоять,
На камни руку положить и помечтать.
 
  
 

:::::
И я люблю - ладошкой к кирпичам,
Закрыв глаза, давая волю снам
Или мечтам своим, читать преданья,
Что камни помнят:
... ... ... ... Предрассветной ранью,
Здесь двое любящих сердец горели пылко.
Она - княжны служанка, он - с сопилкой,
Весёлый юный ярко-рыжий скоморох.
Она - красавица, и он вполне неплох,
Когда бы не копна огня над головой
Да не наряд беспечно-шутовской,
Что ей не очень, скажем, был по нраву:
Капризничать она могла поправу,
Ведь от парней отбою просто нет:
Но только с ним она встречать рассвет
Сбегала часто. И бурлила кровь:
Ужели, думала она, пришла любовь?
И подожгла волос его копна
Девичью душу. Стало не до сна
Обоим им: Да, видно, не судилось:
 
  
 

:::::
Известен князь был мудрый Ярослав.
Он со дворами всяческих держав
Имел контакты, письма да визиты.
Хоть многие из них давно забыты,
Но факт известен в мире, что богат
Он был и дочерьми. Политик-сват
Крепил устои, не творя кумира,
Их отдавая замуж за полмира -
Кого куда, но всё за королей:
Оно б и ладно, только дочерей
Никто не спрашивал - так тяжек власти крест.
И отправляли киевских невест,
Евангелие давши на дорогу,
И помолившись всем семейством Богу,
В чужих краях царям сынов рожать,
Крепить их тыл и Киев вспоминать.
:::::
Пришёл черед сестрицы Анны
За Генри Первым в дальни страны
Отправиться. Была умна,
Учёна, видом недурна,
Слыла завидною невестой,
А у французов - свято-место
Запустовало. И её,
Пальбой спугнувши вороньё,
В дорогу в вечность проводили.
Ведь поезда-то не ходили
С табличкой 'Киев-Брест-Париж'.
Чтоб соблюсти страны престиж,
Княжне дана в дорогу свита.
А в ней служанка, как убита,
Бледна, заплакана, грустна:
Судьба её предрешена:
Она руками за оконце
Кареты - 'Солнце! Где ты, солнце?!!'
:::::
А Солнце - ногти посинели -
Вцепился в горлышко свирели,
Играя песню на поход:
Катились слёзы, но народ
Не видел этого, прощаясь
С княжной, и речи удивляясь
Воркующих чужих людей:
У скомороха из грудей
Вдруг крик, как горькая отрава, -
'Любавушка моя! Любава!!!'
Карета тронулась. Качнулся
За нею мир - и круг замкнулся:
:::::
Назавтра, вновь войдя в собор,
Метнулось Солнце с верхних хор
На камень пола:
Закатилось:
И одинокая свирель,
Остыв, не доигравши трель,
Упала тоже и разбилась,
На сотни звуков распылилась,
Те, зазвучав в голосниках,***
Оставили свой след в камнях,
К которым я прижала руку.
:::::
Чтоб грусть не превратилась в скуку,
Пора заканчивать рассказ.
Но вам напомню ещё раз -
У нас в Софийском во соборе
Мозаик, фресок - просто море:
Святые, князь, его семья,
На хорах, говорила я, -
Уж десять сотен бурных лет
Простого смертного портрет
С его свирелью:
Дань друзей
Большой любви далёких дней.
 
  
 



Выдубичи* - Выдубецкий монастырь в Киеве
Оранта** - мозаичное изображение в алтарной части собора молящейся Богоматери с поднятыми руками (Мария оранта - Мария молящаяся)
Голосники*** - керамические сосуды, которые вмуровывались в стены соборов таким образом, что на высоте едва видны были лишь отверстия - 'горлышки', это улучшало аккустику храма

.
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100   Poetical world of Terenty
 


Возможности аппаратной косметологии | Надежные аккумуляторы от ведущих производителей | Химический пилинг для увядающей кожи